«Мы все разные, но все равные» — этот принцип, поставленный во главу угла совместного проекта нашей республики и Европейского Союза «Инклюзивное образование для детей с особыми потребностями в Узбекистане», сегодня определяет цели и задачи деятельности Республиканского центра социальной адаптации детей в этом направлении.

Чего удалось достичь в рамках его реализации и с какими трудностями приходится сталкиваться, подробно рассказала заслуженный наставник молодежи Узбекистана заместитель директора по науке РЦСАД доктор педагогических наук, профессор кафедры логопедии Ташкентского государственного педагогического университета имени Низами Лола Муминова.

«Инклюзивное (от французского «inclusif» — включающий в себя, от латинского «include» — заключаю, включаю) или включенное образование — термин, используемый для описания процесса обучения детей с особыми потребностями в общеобразовательных (массовых) школах.

В основу его положена идеология, которая исключает любую дискриминацию ребят, обеспечивает равное отношение ко всем людям, но создает необходимые условия для имеющих особые образовательные нужды.

Восемь принципов инклюзивного образования:

  1. Ценность человека не зависит от его способностей и достижений.
  2. Каждый способен чувствовать и думать.
  3. Каждый имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным.
  4. Все люди нуждаются друг в друге.
  5. Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений.
  6. Все нуждаются в поддержке и дружбе ровесников.
  7. Для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут.
  8. Разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

На современном этапе многочисленные проблемы детей со специальными нуждами значительно актуализируются. При этом наблюдаются качественные и количественные изменения категории детей, объединенных понятием «дети с проблемами развития». Помимо количественного увеличения нарушений в развитии, они все чаще носят множественный характер, затрагивая как физическую, так и психическую сферу, вызывая нарушения поведения, деформируя личность детей. Инклюзивное образование у нас в стране находится в стадии формирования и налаживание системы по его формированию решается на государственном уровне. Именно инклюзивное образование обеспечит детям с особыми образовательными потребностями, наравне с их здоровыми сверстниками, равные возможности получения развития, необходимого для максимальной адаптации и полноценной интеграции в общество, — рассказывает Лола Рахимовна.

Кроме того, по словам профессора, система инклюзивного образования включает в себя заведения среднего, профессионального и высшего образования. Ее цель — создание безбарьерной среды в обучении и профессиональной подготовке людей с ограниченными возможностями.

Это подразумевает как техническое оснащение учреждений, так и разработку специальных курсов для педагогов и других учащихся, направленных на развитие их взаимодействия с такими ребятами. Необходимы и специальные программы для облегчения процесса адаптации детей с особыми потребностями, — продолжает Лола Муминова.

Факты из мировой практики: за рубежом, начиная с 1970-х ведется разработка и внедрение пакета нормативных актов, способствующих расширению образовательных возможностей людей с инвалидностью. В США и Европе получили развитие несколько подходов, в том числе инклюзия (inclusion) — увеличение доступа к образованию (widening participation), мэйнстриминг (mainstreaming), инте­грация (integration). Так, мэйнстриминг предполагает, что ученики с особыми потребностями общаются со сверстниками на праздниках, во время проведения различных досуговых программ.

На сегодняшний день в большинстве западных стран сложился определенный консенсус относительно важности интеграции таких детей. Государственные, муниципальные школы получают бюджетное финансирование на это и, соответственно, заинтересованы в учащихся, официально зарегистрированных как инвалиды.

Немаловажно и то, что положения об инклюзивном образовании включены в Конвенцию ООН «О правах инвалидов», одобренную Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 года.

Что касается Узбекистана, то у нас разработан ряд нормативных документов и утверждены соответствующие программы, которые являются важными шагами, предпринимаемыми государством на пути к качественному образованию для всех.

Закон «Об образовании» статья 20 гарантирует право каждого ребенка на получение инклюзивного образования, а Закон «О гарантиях прав ребенка» предусматривает дополнительные льготы на получение образования детьми с особыми потребностями. Главой государства 1 декабря 2017 года подписан Указ «О мерах по кардинальному совершенствованию системы государственной поддержки лиц с инвалидностью». Утверждён  закон «О правах лиц с инвалидностью» и подготовке к ратификации Конвенции ООН «О правах инвалидов». Таким образом, в нашей стране есть необходимая правовая основа для дальнейшего развития инклюзивного образования.

Инклюзивное образование у нас стало развиваться с 1996 года. Именно тогда ЮНЕСКО впервые собрало дефектологов республики, а также зарубежных экспертов в Ташкентском городском институте переподготовки и повышения квалификации педагогов, где впервые для наших специалистов прозвучал этот термин. Старт реализации намеченных задач по внедрению новой практики положили международные проекты, которые реализовывались совместно с неправительственными организациями.

Вместе с тем это направление, как отмечает Лола Рахимовна, ставит перед школой много новых и сложных задач.

  • Инклюзивную образовательную среду, адаптированную к потребностям любого ребенка, возможно создать только при тесном сотрудничестве всех участников учебного процесса. При этом многие специалисты, указывая факторы, препятствующие реализации таких идей в массовых школах, в качестве важнейших выделяют социально-психологические барьеры.

Кроме того, при реализации интегрированного обучения перед педагогами возникают вопросы не только формирования общего образовательного пространства, максимально комфортного для всех, но и оказания эмоциональной поддержки родителям, выработки у них адекватного отношения к своему ребенку и установки на сотрудничество. По признанию специалистов, аспект вовлечения пап и мам в инклюзивный образовательный процесс продуман очень слабо.

Новый виток развитию инклюзивного образования в стране придал проект, о котором говорилось выше. Совместно с министерствами народного и дошкольного образования в пяти пилотных регионах было выделено по три пилотные школы и три пилотных детских сада, куда стали включать таких ребят, оснащать их пандусами и ходунками, увеличительными стеклами для слабовидящих, особыми компьютерами и электронными досками.

В настоящее время рекомендуем принимать в группу или класс двух-трех учеников с особыми потребностями. Обычно у них легкие нарушения развития. Есть как Всемирная классификация болезней-10, так и функциональная классификация, где больше внимания обращают на социальную сторону нежели на медицинскую. Исходя из этого мы смотрим не столько на диагноз, сколько на потенциальные возможности ребенка — что он может, на что способен в начале, а потом уже говорим о его слабых сторонах и с учетом их строим индивидуальную программу. Это очень важный подход. Те медики, которых мы обучили во время тренингов и семинаров, меняют отношение к детям с ограниченными возможностями, — рассказывает Лола Рахимовна.

  • Предстоит решить еще много проблем. Нужна серьезная подготовка к инклюзивности общества в целом. Ощущается острая нехватка профессиональных кадров. Не развита соответствующая инфраструктура. У нас, к примеру, нет тьюторов, которые просто необходимы для «включения» ребенка в особое образовательное пространство. Что мы наблюдаем сегодня? Вместо специально обученного тьютора в классе сидит зачастую родитель, который далек от педагогики. Все школы оборудованы пандусами при входе в здание, но, как, предположим, ученику в инвалидной коляске подняться на второй этаж?

В год по два раза проводим мониторинг пилотных школ. Радует, что между детьми практически не возникает разногласий. Дети с особенностями развития ощущают себя полноценными людьми. Другие ребята учатся в свою очередь милосердию и состраданию, а еще тому, что все мы имеем равные права. Сегодня в рамках этих проектов в школах охвачено довольно большое количество детей с особыми образовательными потребностями. Но они есть и в других учреждениях, однако не везде педагоги к этому готовы. В их арсенале нет соответствующих знаний, умений, навыков. Более того, наставники, как правило, ориентируются на сильных учеников. А тех, кто не успевает, детей с особенностями развития стараются перевести в специальные заведения, — отметила профессор.

Наши эксперты перенимали зарубежный опыт, ездили в Латвию, Германию, Италию. Им очень понравилось, как там поставлен процесс подготовки педагогов. Еще заинтересовала практика того, что получаемая ребенком пенсия по состоянию здоровья будет идти на специальное медицинское обеспечение и образование. Но стоит вопрос в размере этой корзины — она должна соответствовать реальным потребностям маленького гражданина. Решение всех этих задач в комплексе позволит сделать жизненный путь таких ребят максимально комфортным, без ограничения их возможностей для самореализации.


Подготовила: Оксана Кадышева