20 февраля группа врачей Ташкентского филиала Центра онкологии и радиологии записала обращение президенту, в котором заявила о фактах коррупции со стороны руководства, незаконной продаже лекарств и передаче патологоанатомического отделения частной компании.

На данный момент директора филиала, профессора Голиба Абдуллаевича Хакимова, отстранили от должности. После этого директор опроверг обвинения в свой адрес и назвал их «абсурдными», передает UzNews.

Я как отстраненный руководитель центра готов дать вам правдивую информацию, так как после обращения нашего сотрудника сложилось не совсем правильное мнение о нашем центре. Голословное обвинение, без фактов, якобы какие-то лекарственные препараты мы продаем через другие аптечные сети. После письменного обращения Мингбаева к президенту, генеральному прокурору, антикоррупционному комитету и министру здравоохранения, была создана серьезная комиссия, — рассказал Хакимов.

По словам Голиба Хакимов, комиссия решила полностью проверить всю финансовую деятельность центра за 2018, 2019, 2020 годы, чтобы найти негативные моменты. Однако никаких хищений медикаментов не было обнаружено.

Что касается высокой смертности, я в 2019-2020 годах обращался и в Минздрав, и в Минфин. Наконец-то для Ташкента впервые было выделено 20 коек для умирающих больных, которым мы должны оказать паллиативную помощь. Это как хосписное лечение. В столице высокая заболеваемость раком, когда высокая заболеваемость и смертность тоже растет – это логично. Больных в тяжелом состоянии, с запущенными злокачественными образованиями и осложненным течением рака доставляют к нам в центр. Мы ни одному тяжело больному, которому необходима наша помощь, не отказываем. Если нет свободных мест – в другие подразделения госпитализируем, чтобы оказать чисто облегчающее лечение, — отметил бывший директор.

По поводу высокой смертности онкобольных после операций Хакимов сказал, что, если больной поступает с кровотечением, то заведомо известно, что это четвертая стадия рака. Однако хирурги учреждения зная, что пациента излечить невозможно, все равно идут на операцию. И вот отсюда итоговый рост числа больных, которые скончались после хирургического вмешательства.

Если у родственников умерших есть подозрения, что врачи что-то не так сделали, они же могут настаивать на вскрытии, судебно-медицинской экспертизе. Однако ни одного обращения о том, что пациенту была оказана неадекватная онкологическая помощь, ни в министерство здравоохранения, ни в главное управление, не поступало. Против 11740 больных 70 летальных исходов при наличии хоспис-отделения. Это 0,7%. Число смертей в нашем центре, если сравнить со странами СНГ, в частности с Россией, намного ниже, — заявил профессор.

По словам профессора, 11740 больных прошло через центр, и не было ни одного заявления министру здравоохранения, правоохранительным органам, антикоррупционному комитету, что больные не ложатся без оплаты.

У нас платных услуг нет – мы сервисная служба. Это единственное в республике онкологическое учреждение, в котором работает линейный ускоритель. Больные куда должны ехать? В Индию? Турцию? Россию? Германию? Или в Ташкент должны ехать? Поэтому у нас очередь в отделение радиотерапии, — объяснил Хакимов.

Касательно финансовых нарушений было отмечено, что внутренний аудит в составе 18 человек полностью проверил финансовую сферу и не нашел недостачи.