Талибы были активны вдоль границ с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном, но не вышли за их пределы. Об этом сообщают источники NOVA24. 

Отмечается, что в городе Хайратон сохранялась относительно стабильная обстановка. Контрольно-пропускные пункты с Таджикистаном, Туркменистаном и Ираном, захваченные талибами, работали в штатном режиме 

В северном регионе наступления талибов сдерживались, в основном, благодаря инициативным действиям лидеров узбеков, таджиков, хазарейцев, которые мобилизовали подконтрольные им боевые формирования. 

Лидеры северян всегда осознавали, что в одиночку не смогут противостоять талибам и при необходимости всегда готовы объединиться перед общей угрозой ради сохранения зоны своего влияния (пример антиталибовская коалиция «Северный Альянс» в 1990-х гг.).
Приоритетом должно стать оказание целенаправленной экономической помощи Афганистану, в частности северным провинциям.

  • И здесь у Узбекистана есть что предложить. За последние годы Узбекистан накопил значительный опыт участия в реализации совместных проектов восстановлении Афганистана, в частности, в сфере дорожного строительства и ремонта дорог, электроэнергетики, строительства железных дорог, горнодобывающей промышленности, образования, обмена специалистами. Значительно расширилась за последние годы взаимная торговля между Узбекистаном и Афганистаном.
    Основными получателями гуманитарной помощи Узбекистана являются жители приграничья и северного региона ИРА.

Кроме того, важно понимать, что в этих условиях сохраняется благоприятная почва для активизации деятельности террористических организаций, действующих в Афганистане, которые не отказались от намерений по установлению шариатского правления в нашем регионе. Эксперты не склонны преувеличивать эту угрозу. 

Выходцы из Центральной Азии, действующие на территории Афганистана, пока не предпринимают подрывных акций в отношении наших границ. Многие из них, в частности «узбекские джамоаты», разрознены и не представляют собой монолитную силу, а действуют под патронажем «Талибан». 

Несмотря на противодействие со стороны ДТ, правительственных сил ИРА и международной коалиции, региональная ячейка «Исламского государства» «Велаят Хорасан» сохранила потенциал для организации акций террора, даже в самом Кабуле. Вместе с тем, группировка, численность которой до ее разгрома в 2019 г. составляла несколько тыс. боевиков, сегодня практически распалась. Большинство джихадистов задержаны или ликвидированы, тогда как уцелевшие фрагментарно пребывают в разных регионах Афганистана. Территориальные потери «Велаят Хорасан» оказали негативное влияние на способность этой группировки рекрутировать новых членов. 

В настоящее время на территории Афганистана действуют несколько формирований центральноазиатских боевиков, которые не отказались от своих деструктивных устремлений в отношении стран Центральной Азии. 

Однако многие из них, в частности, ИДУ и другие «узбекские джамоаты» не представляют собой монолитной силы, а действуют под разными флагами и лидерами. Нет былого масштабного количественного присутствия, большинство рядовых боевиков и одиозных лидеров из первого поколения боевиков убиты, экстрадированы.

Несколько сотен боевиков с семьями проживают разрозненно в разных регионах Афганистана, и сомнительно, чтобы они поддерживали между собой связь или даже проводили собрания. Боевой потенциал заметно ослаб, поскольку большую часть их составляют небоеспособные лица, достигшие преклонного возраста, женщины и дети. Второе поколение джихадистов которые родились или сознательную часть своей жизни провели в Афганистане, знают об Узбекистане только понаслышке и под вопросим знают ли еще узбекский язык. Вполне очевидно, что они отдалились от Родины, многим из них уже не так привлекательны идеи их отцов по установлению шариата в Узбекистане или Таджикистане. Если они и избрали такой путь, то просто превратились в наемников, как афганцы, видящие войну как средство заработка. С большей доли вероятности неизбежен процесс их ассимиляции с местным населением.

Более того, они дислоцируются в районах, контролируемых ДТ. Независимость группировки ограничена, все действия находятся под строгим контролем. Активная и обширная пропаганда в масс-медиа не наблюдается. Периодические призывы к джихаду и редкие заявления об участии в тех или иных операциях талибов, ничто иное как попытка напомнить о себе для потенциальных рекрутов и спонсоров.   

Участие в операциях талибов (т.е. в джихаде), видится как возможность заработать деньги и улучшить финансовое состояние. При этом, ранее допущенные их самовольные и тайные действия продолжают вызывать подозрения и недовольство у талибов и пресекаются.

В настоящее время действующие в Афганистане члены узбекских «джамоатов» испытывают финансовые трудности. Проводится соответствующая кампания по сбору денежных средств.
Психологическое состояние характеризуются как тяжелое. Многие из них особенно женщины, раскаялись начали обращаться с просьбой вернутся на родину (пример: операция Мехр-4).

По мере потери позиций террористических структур в сирийско-иракской зоне усиливается сила притяжения афганского плацдарма для международных, в том числе центральноазиатских джихадистских группировок и их потенциальных рекрутов. Несмотря на это, что массового притока возвращающихся боевиков пока не наблюдается, такие лица, получившие практические навыки ведения минно-взрывной войны и боевых действий в городских условиях, поддержания конспиративной связи, представляют серьезную угрозу безопасности для наших государств. Угроза может также исходить из террористов-одиночек.

Прямая угроза переноса боевых действий на территорию стран СНГ пока минимальна. Однако, нельзя исключать вероятность каких-либо провокаций и вооруженных конфликтов на узбекско-афганской границе, а также таджикском и туркменском направлениях.