Польская журналистка Агнешка Пикулицка, постоянно проживающая в Ташкенте, обвинила сотрудника МИДа Узбекистана в домогательстве и оказании давления, пытаясь заставить написать положительную статью в обмен на аккредитацию в стране. Об этом она написала в социальной сети Twitter.

Стоит отметить, что Агнешка Пикулицка пишет статьи для таких изданий как Al Jazeera, The Guardian, Eurasianet и The Diplomat. Она также является членом коалиции «Женщины в журналистике». В свое время работала редактором журнала New Eastern Europe.

Спустя шесть месяцев МИД отклонил мою заявку на аккредитацию, хотя по закону это должно длиться не более двух месяцев. Причина: я работала на другие СМИ, а не только на то, от которого была аккредитована. В прошлом году я получила аккредитацию, в МИД мне назначили контактное лицо – Рустама. Сначала он казался полезным, но вскоре стало ясно, что его интересует больше, чем просто работа. Он пытался поцеловать меня, и, хотя я ему отказала, он продолжал отправлять мне сообщения с предложениями встретиться, — пишет журналист.

По ее словам, сотрудник внешнеполитического ведомства продолжал присылать ей сообщения, которые она не хотела получать.

Через несколько дней я вежливо объяснила, что меня не интересуют никакие контакты, кроме работы. Его реакция была: почему? у тебя есть парень? Я должна была быть вежливой, так как в конце концов я ждала аккредитации месяцами. После прекращения сексуальных домогательств началось давление. Он просил меня написать положительную статью о карантине, потому что было «слишком много отрицательных новостей». Я сказала, что не буду писать, потому что в то время я была за пределами Узбекистана, — завявила Агнешка Пикулицка.

Журналист сообщила, что несколько месяцев она не могла вернуться в Узбекистан из-за закрытых границ. Тогда были чартерные рейсы, но министерство не разрешало ей покупать билет, который в любом случае стоил более 500 долларов в одну сторону.

В августе он снова написал, что мне нужно написать положительную статью. Это был пик пандемии, вспыхивали коррупционные скандалы, у людей в Узбекистане не было средств к существованию, тысячи людей продолжали жить в условиях вынужденного переселения после обрушения плотины в Сардобе. Это наряду с миллионом других проблем. Я ​​спросила его, какую положительную статью я могла бы написать в такой ужасный момент. Мне сказали, что я не объективна и не журналист. Я разозлилась и сказала ему, что напишу на него жалобу, что и сделала на следующий день, — рассказывает Пикулицка.

Сотрудник МИДа удалил всю историю сообщений в Telegram, но у девушки остались некоторые скриншоты переписки.

После жалобы мне никто не ответил. Я повторно подала заявку на аккредитацию, и ответ пришел только сегодня. Не сомневаюсь, что официальная причина отклонения моей заявки — всего лишь предлог. На самом деле власти Узбекистана не хотят, чтобы иностранные журналисты писали о проблемах, им не нужна такая огласка. Им нужны статьи о туризме и несуществующем развитии. Напоминаю, что я единственный англоязычный журналист, постоянно проживающий здесь, — отметила журналист.

Агнешка Пикулицка также подчеркнула, что сотрудники МИДа посоветовали ей подавать заявку на отдельную аккредитацию каждый раз, когда она хочет написать статью.

Так как для получения аккредитации требуется два месяца, а может и все восемь, в итоге я смогу написать максимум шесть статей в год. Спасибо ребята, это очень помогло, — заключила Агнешка.